Скачать сказку в формате PDF

Персидская сказка: Сказка о Лиловой бане, Лиловом городе и Масуде

Те, кто ведет счет событиям, хранители разных историй и сладкоречивые попугаи рассказывают, что жил некогда в Самарканде богатый и состоятельный купец по имени Саид. Был у него сын — Масуд, разумный и рассудительный юноша. Он был очень искусен в музыке, умел петь на разные лады и слагать красивые бейты. И вот Масуду исполни­лось восемнадцать лет. Он проводил время со своими друзьями и сверстниками, но когда видел он какого-нибудь купца или странника, то непременно заговаривал с ним и расспрашивал о чудесах и диковинках мира.

Как-то вечером Масуд созвал к себе разных путешественников и завел с ними беседу. Каждый рассказывал о том, что он видел и слышал, странствуя по свету. Один купец, сидевший среди гостей, повел такую речь:

— Собирался я как-то отправиться из Эфиопии через Занзибар в Египет. Проезжали мы один город, который зовется Лиловым, потому что жители его ходят в лиловых одеждах. В этом городе есть баня, которую тоже называют Лиловой баней. Если прислушаться, стоя у входа в баню, то можно услышать пение — будто поют несколько человек хо­ром. И никто еще не выходил из той бани невредимым. Пусть войдет туда сто, двести человек, все выйдут в лиловых одеждах, и ни один не может слова вымолвить. А если кто-нибудь из побывавших в бане захочет покинуть город — у него перехватывает дыхание, ноги начинают заплетаться, и он не может ступить и шагу. Чуть живой, несчастный воз­вращается в город и понемногу приходит в себя, но так и остается немым. Я сам был у этой бани и слышал пение. В этом городе живет всего человек двести вернувшихся из бани. Они бродят по городу, едят и пьют, но разговаривать не могут.

Как выслушал Масуд купца, так сразу ему захотелось посмотреть на эту баню. На другой день пришел он к отцу и стал говорить:

— Отец, я хочу постранствовать по белу свету, посмотреть на разные чудеса и диковинки.

— О сокровище души моей, — молвил тот, — Аллах так одарил меня, что нет тебе надобности странствовать.

— Я хочу повидать свет, — возразил сын. — Хотелось бы мне отправиться с твоего разрешения, но знай: если ты не разрешишь мне, я все равно уйду.

— Если ты так настаиваешь, сын мой, то я разрешаю тебе, — сказал отец, собрал для Масуда партию товара и поручил его своему верному рабу Зираку.

И вот Масуд оставил родной город. Переходил он от стоянки к стоянке, из долины в долину, наслаждаясь чудесами мира, и, где бы ни приходилось ему останавливаться, он везде расспрашивал о Лиловом городе.

Наконец Масуд прибыл в желанный Лиловый город и остановился в караван-сарае. На другой же день пошел он бродить по базарам и улицам и осмотрел весь Лиловый город. При этом он пытался заговорить с каждым встречным, но они лишь качали головой и не произносили ни слова.

Так Масуд дошел до центра города. Там он увидел баню, стены и двери которой были выкрашены в лиловый цвет. Он остановился у входа, прислушался и услышал звуки арфы, лютни и кануна. Он вернулся в караван-сарай к Зираку и сказал:

— Я хочу войти в баню и испытать все наслаждения.

— О счастье отца, — возразил раб, — что это ты придумал? Разве ты не слышал, что вошедший внутрь не выйдет оттуда невредимым? Выбрось из головы эту блажь. Здесь что-то неладно, а отец поручил тебя мне — что же я отвечу ему, когда вернусь?

Но сколько ни настаивал раб, Масуд не послушался, вышел из караван-сарая и зашагал по улицам. Зирак бежал следом за ним и взывал ко всем попадающимся навстречу прохожим:

— О люди! Этот юноша хочет войти в Лиловую баню! Останови­те его!

И люди окружали их, пытаясь остановить Масуда, но тот ничего не слушал и продолжал свой путь, пока не очутился перед баней. Окружающие стали отговаривать его:

— О юноша! Откажись от этой ненужной затеи, ведь жаль, если ты погибнешь во цвете лет!

— Друзья! — отвечал Масуд. — Я ехал сюда из Самарканда, чтобы разузнать все об этой бане. Вы зря отговариваете меня, лучше помолитесь, чтобы исполнились мои желания:

Иль я мечту осуществлю и небосвод попру пятою,

Иль голову сложу в борьбе, — но тайну эту я раскрою.

Короче говоря, он попросил у людей благословения, а Зираку сказал:

— Жди меня сорок дней. Выйду я — хорошо, не выйду — делай все, что тебе заблагорассудится. Ну, я пошел!

И Масуд открыл дверь бани и вошел со словами: «Во имя Аллаха, милостивого и милосердного».

Очутившись внутри, он увидел бассейн, облицованный каменными плитами. Над бассейном был кран, из которого текла вода. Тут же стояли курен, на курси были постланы ковры, а вокруг — ни души.

Масуд прислушался — изнутри доносятся какие-то голоса. Он раз­делся, обернул бедра куском ткани и вошел внутрь бани. Темным коридором прошел в предбанник, увидел там какую-то дверь и вошел в нее. Туг он услышал голос:

— Берегись, Масуд, ты поступил опрометчиво!

Масуд стал оглядываться по сторонам, но никого не увидел, а пение все слышится. И тут он раскаялся и пожалел, что вошел в баню. Попятился он назад, чтобы вернуться, а двери — нет как нет. Он так и остолбенел! Но тут увидел другую дверь и вошел в нее.

Это была уже сама баня с чаном горячей и бассейнами холодной воды. Посредине были четыре возвышения, а внутри каждого из них — водоем с теплой водой. И тут не было ни одной души.

Масуд окунулся в водоем с теплой водой и стал бродить по другим залам, но так ни с кем и не встретился. Туг открыл он какую-то дверь и увидел сад. Там росли, переплетаясь корнями, деревья севера и юга: сосны рядом с кипарисами. Поддеревьями текли ручьи с ароматной, будто розовой, водой, а птицы на деревьях прославляли, каждая на свой лад, всемогущего владыку. Повсюду зрели диковинные плоды, цвели редкие цветы, а на ветвях деревьев распевали соловьи.

Масуд побродил немного в саду, поел фруктов и вдруг заметил дворец. Он вошел и увидел внутри другой дворец лилового цвета. Посреди дворцовых покоев на возвышении все было готово к пиру, но никого вокруг не было видно.

Масуд взял кувшин, наполнил пиалу вином, выпил и поел сладостей. Тут попалась ему на глаза свернутая скатерть. Он развернул ее и нашел внутри сдобные лепешки и несколько жареных кур.

Но сколько Масуд ни бродил по дворцу, он никого не встретил. Тогда поднялся он на крышу и стал осматривать окрестности, но опять никого не увидел. Он не знал, что и делать.

Пришла пора ужинать, и Масуд услышал звуки флейт, лютен и бубнов. Он перебрался поближе к краю крыши и увидел приближающихся девушек. Впереди шли музыканты с сазами, под звуки которых танцевали три красивые девушки. Лучше всех была одна, прекрасная, как полная луна.

Девушки вошли во дворец, уселись, и началось веселье, а Масуд притаился в укромном уголке. «Вот кто, оказывается, играет на сазе в бане! — подумал он. — Но где же они были до сих пор и нельзя ли мне присоединиться к ним? Ладно, потерплю-ка я и погляжу, что будет дальше».

— Принесите вино, — приказала самая красивая девушка, — и давайте веселиться, ведь к нам прибыл дорогой гость.

«Я этот гость или кто-нибудь другой?» — подумал Масуд, но продолжал терпеливо ждать.

Одна из девушек стала исполнять обязанности кравчего и наливать всем вино. И тут самая красивая, когда очередь дошла до нее, взяла пиалу, выпила ее и сказала:

— Я пью эту пиалу за любовь к тому самаркандскому юноше, который испытал сегодня одиночество, а теперь голый сидит за дверью и смотрит на нас.

«Потерпи еще немного», — сказал сам себе Масуд.

Когда пошел уже третий круг, красавица воскликнула:

— Не знаю, почему он не входит. Может быть...— А я потому не вхожу, — перебил ее Масуд, — что я раздет.

— Принесите юноше одежды, — приказала девушка.

Одна из девушек встала, вышла и вскоре вернулась с одеждами, и Масуд облачился в них. Вся эта одежда была лиловой.

«И ты превратился в человека в лиловых одеждах», — подумал про себя Масуд.

Потом чья-то рука схватила его и посадила у подножия трона краса­вицы, и повели они беседу. Масуд был сражен красотой девушки.

Так беседовали они всю ночь до утра, и до утра не прекращалась музыка и песни. Наконец девушка сказала:

— О Масуд! Близится утро — не поспать ли нам часок?

— Все в твоей воле, — отвечал Масуд.

— Юноша, — заговорила вновь девушка, — ты пробудешь у нас в гостях три дня, и все это время мы будем исполнять любое твое желание. Выбирай любую из этих девушек!

— Я хочу быть вот с той, — указал Масуд на одну из девушек.

— Хорошо, — ответила красавица. — Иди, Сарвназ, проведи с ним всю эту ночь.

Масуд и Сарвназ вышли из пиршественного зала и вошли в одну из комнат, где стояло ложе с разостланной на нем постелью. Девушка помогла Масуду снять одежды, уложила его и бросилась в его объятия. Она обвила его шею руками и прильнула устами к его устам...

Масуд погрузился в сон. Когда он проснулся, солнце поднялось над горизонтом на длину копья. Масуд вскочил, огляделся, но девушки и след простыл.

Целый день до вечера он бродил по саду, не переставая твердить: «О, какой это был сон! Потерять таких красавиц!»

Но едва он приблизился к тому месту, где прятался вчера, как снова услышал пение и музыку. Посмотрел он по сторонам и опять увидел девушек. Масуд обрадовался всем сердцем и направился к ним.

— Масуд, — спросила красавица, — ты не скучал один?

— Как не скучать! Но, слава Аллаху, все кончено — я снова вижу вас. Где же это вы были сегодня?

— Ах ты, невежа! — воскликнула девушка. — Твое ли это дело? Высечь его!

Масуда схватили, связали и высекли плетьми. А девушка снова села на свое место, и Масуда привели под руки к ней.

— Начинайте пир, — приказала она.

Тут же принесли вина, и одна из девушек обратилась к красавице:

— О царица! Прости этого юношу, ведь он — наш гость.

— А почему он такой невоспитанный? — был ответ.

— О красавица! — заговорил Масуд. — Я поступил плохо, но впредь я буду осторожнее.

И девушка приказала развязать ему руки и усадила рядом с собой.

— Ну, Масуд, какую из девушек ты на этот раз желаешь?

«Надо быть умнее в эту ночь, — решил Масуд, — и не уронить своей чести, а не то опять попадет».

И он выбрал девушку Голандам.

— Эй, Голандам, — обратилась к ней царица, — послужи-ка эту ночь Масуду и не обижай его, ведь он — наш гость!

Масуд и Голандам вышли из зала и вошли в комнату, где было постлано брачное ложе. «Я не засну этой ночью, — решил Масуд, — и буду до утра наслаждаться обществом этой девушки».

Но только опустились они на ложе, Масуд обнял девушку, прильнул устами к ее устам и тут же лишился сознания.

Когда Масуд пришел в себя, солнце поднялось над горизонтом на целых два копья. Открыл он глаза — в комнате уже никого нет.

Он проклял свою долю и вышел из дому. Сколько он ни бродил по саду, никого не встретил.

Раздосадованный и опечаленный, Масуд подошел к дворцу с твердым решением: «Пусть хоть убьют, а я не отстану этой ночью от са­мой красивой девушки. Я скажу, что желаю ее и, быть может, добьюсь своего».

Целый день эти мысли не покидали его, а вечером он снова услышал звуки сазов и выбежал к девушкам.

— Ну, Масуд, — спросила его красавица, — скажи, доволен ли ты этими девушками?

— Что мне сказать, о красавица, — ответил он, — со мною случи­лось то же, что с человеком, говорившим такие слова:

Несправедлива ты ко мне, но если мы с тобой вдвоем И если вижу я тебя — я забываю обо всем.

Они вошли во дворец, и потекла меж ними беседа. В полночь краса­вица сказала Масуду:

— О Масуд! Ты — наш гость, и этой ночью мы повинуемся тебе. А уж завтра ночью мы будем поступать так, как сами захотим. Кого ты желаешь на эту ночь?

Масуд ответил стихами:

За милую готов я к смерти, я без нее не проживу,

Отдам я жизнь за имя милой, но все ж его не назову.

— Почему же нельзя назвать ее имя? — спросила девушка.

— Потому что я боюсь плетей, — признался Масуд.

Девушка засмеялась, а потом промолвила:

— Не бойся, говори!

— К чему слова, — ответил он, — когда все и так ясно.

— Может быть, ты желаешь меня? — спросила она.

Масуд только головой кивнул.

— Что ж делать? — сказала она. — Ты — наш гость, а гостя надо уважать. Эй, девушки! Собирайтесь и уходите, сегодня я сама останусь с Масудом.

Девушки покинули зал, а она раскинулась на троне и позвала его:

— Масуд, поднимись ко мне!

Масуд поднялся и сел перед ней. Девушка потянулась и прошептала:

— Масуд, погладь мне ноги!

Масуд, как увидел ее обнаженную ногу, так чуть было не лишился разума. Стал он ее гладить, а когда красавица заснула, Масуд осмелел, протянул руку повыше, потом сдернул покрывало и стал снимать с нее одежды. Но тут девушка открыла глаза и так ударила Масуда ногой в грудь, что он взлетел на воздух словно птица, свалился с трона и ли­шился сознания.

Когда Масуд пришел в себя, оказалось, что он лежит в пустыне.

«Все кончено!» — воскликнул он, потом встал и двинулся в путь, врученный, с печалью в сердце, он брел, сам не зная куда. Весь день до вечера и всю ночь до утра он бродил так, жаждущий и страждущий, и путь его был бесцелен: он так никуда и не пришел. Отчаялся он и возопил:

О Боже, ты знаток людских скорбей,

И от тебя нет тайны у людей —

Изведал ты глубь мыслей сокровенных Всех бедняков, гонимых, нищих, пленных,

Ты знаешь нужды всех страдальцев сам,

Зачем мне припадать к твоим стопам?

О, подари мне зеркало, в котором Узрю я день грядущий ясным взором!

Произнес Масуд эту молитву и снова пустился в путь. На другой день он набрел на родник, поблагодарил Бога, напился воды и присел на часок. Но голод так мучил его, что он не знал, как и быть. Тут он увидел, что к роднику идет старушка с двумя кувшинами. Она наполнила кувшины водой, поставила их на землю и обратилась к Масуду:

— Добро пожаловать, твой приход благословен:

Добро пожаловать, благословенный муж,

Я за один твой шаг отдам и сотни душ.

И старушка взяла Масуда за руку и повела за собой. Пройдя немного, они приблизились к какому-то дому, вошли в него, и Масуд увидел там прелестную девушку, прекраснее полной луны.

Красавица, увидев Масуда, вскочила с места, подошла к нему, обняла его, поцеловала в губы и сказала:

— Добро пожаловать, о душа моя:

Тебя, о шах дервишей, возжаждали уста,

Твой облик тешит сердце, чарует чистота!

Юноша и девушка поели вместе. Насытившись, Масуд поблагодарил Бога и подумал: «Отсюда не следует уходить!»

Когда старуха вышла из дому, девушка сказала ему:

— О душа моя, жизнь моя! — С этими словами она обхватила его шею руками и стала шептать: — Торопись, насладимся вместе! — и притянула Масуда к себе.

«А может быть, она такая же, как и та девушка?» — мелькнуло в голове у Масуда, и он промолвил с испугом:

— О красавица! Не помышляй об этом — это нехорошо! Ведь может войти мать и наказать нас обоих.

— Что это за разговор? — возразила девушка. — Успокойся, мать не войдет! Торопись, займись своим делом! — И с этими словами она сбросила с себя одежду.

Масуд посмотрел и увидел такое тело, что разум его померк.

На серебро похоже тело, и те, кто потерял добро,

Стоят с раскрытыми мошнами, чтоб в них упало серебро.

Масуд застыл, взирая на нее с упоением. Девушка протянула руку, притянула Масуда к себе, спросила:

— Что стоишь? Торопись!

«А что может случиться?» — подумал про себя Масуд, но ведь:

Когда пройдешь ты мимо правды, то в царство кривды ты войдешь;

Когда ты женщине уступишь, ты сам на женщину похож!

И Масуд хотел было отвергнуть ее, но туг коснулся его ноздрей такой опьяняющий аромат тела, какого он никогда не чувствовал. Он потерял сознание и упал...

Когда Масуд пришел в себя, он был опять в пустыне. Он простонал:

Разве это любовь? Сколько бедствий, любовью таимых!

Лучше мне умереть, но не знать бы подобных любимых!

Спустя четыре дня Масуд, голодный и жаждущий, остановился у кого-то дома. У бассейна сидели мужчины и женщины и пили вино. Ма­суд приветствовал их, они ответили на его приветствие и пригласили его сесть рядом. А дом тот был сделан из лилового стекла, и все мужчины и женщины были одеты в лиловое.

Масуд подсел к ним, и один из мужчин распорядился:

— Принеси еды!

Какая-то женщина пошла и вернулась с едой. Масуд очень проголодался, быстро стал есть и скоро насытился. Тогда этот же мужчина сказал ему:

— О юноша, выпей вина и расскажи нам о себе!

Масуд рассказал подробно о всех своих злоключениях.

— Да, все это так! — подтвердил мужчина. — Выпей-ка еще вина, оно изгонит из твоего сердца тоску...

Масуд выпил немного вина, опьянел и упал. Когда он пришел в себя, то снова оказался в пустыне. Он поднялся и пустился в путь. Несколько дней он бродил по той пустыне, постом увидел вдали какую-то гору. «На этой горе должна быть вода», — решил он.

Приблизившись к горе, Масуд увидел стремянного, который держал за повод коня. Стремянный приветствовал его, а потом отдал повод в руки Масуда и сказал ему:

— Мой господин находится по ту сторону горы. Он послал тебе этого коня, чтобы ты поехал к нему верхом. У него есть дело к тебе.

Масуд сел на коня, ибо он очень устал. Стремянный бежал впереди, а Масуд скакал следом. Он чуть не падал с коня, а стремянный прыгал с одного склона горы на другой и наконец совсем пропал из виду.

Туг Масуд вцепился обеими руками в седло и стал было кричать, но конь встал на дыбы, прыгнул и так ударил Масуда оземь, что у него потемнело в глазах, и он потерял сознание.

Когда он пришел в себя, то снова оказался в пустыне, голодный и жаждущий. Четыре дня шел он, глядя по сторонам, и вдруг увидел вдали какой-то купол. Вошел он под свод купола и увидел там старца, читавшего Евангелие.

Масуд обратился к нему с приветствием, а тот ответил:

— Добро пожаловать! Входи и садись!

Масуд сел, а старец расстелил скатерть, поставил перед Масудом хлеб, мясо и кувшин с холодной водой. Масуд сильно проголодался и съел все. Тогда старец стал расспрашивать его, и Масуд ответил:

Что говорить? Молчать за лучшее сочту!

Ведь страж при разуме — у нас язык во рту.

Но потом Масуд рассказал подробно о всех своих злоключениях. Старец стал утешать его и спросил:

— Какой ты веры?

— Я мусульманин, — ответил Масуд.

— А я христианин, — промолвил старец. — Чудеса, которые ты видел, — баня, сад, девушки, конь, стремянный, мужчины и женщины — все это чистое наваждение. Коль ты пришел ко мне, я тебе рас­скажу всю правду. Прошло вот уже семьсот лет, как Джамшид заколдовал эти места. Много людей дошло до этих мест, и я учил их, как распутать это колдовство. Но все они не выдержали испытания.

Помолчав, старец снова заговорил:

— О Масуд! Видишь вон ту гору напротив? Ты пройди мимо нее. Потом увидишь еще две горы, стоящие друг против друга. Когда ты минуешь эти горы, ты попадешь в город. Из города выйдут люди и начнут разгуливать по степи. Туг в небо взлетит сокол и сядет на твою голову. Тогда жители того города выберут тебя своим падишахом, поведут во дворец и посадят на престол. После всего этого к тебе подойдет везир и спросит: «Как быть с женами нашего прежнего падишаха?» Всего их сорок, и ты вели показать тебе всех. Когда будет проходить последний десяток, ты увидишь среди них одну, которая ниже других ростом, но красивее всех лицом. Возьми ее себе. Если ты заснешь в ее объятиях или поцелуешь ее — ты потеряешь сознание, а когда придешь в себя, очутишься в Лиловом городе. На тебе будут лиловые одежды, и ты станешь нем. А если ты захочешь распутать это колдовство и достать заколдованные сокровища, то тогда, уединившись с этой женщиной, схвати ее за горло и задуши, чтобы самому спастись.

Масуд приготовился идти. Но тут старец сказал ему:

— О юноша! Побудь эту ночь со мной, ибо я умру на рассвете. Об­мой меня, заверни в саван, схорони и тогда уж отправляйся.

И Масуд остался на ночь. Когда забрезжил рассвет, старец отдал богу душу. Обмыв и похоронив его, Масуд двинулся в путь. Он прошел горы, о которых говорил старец, и приблизился к городу. Там он увидел толпу людей. Тут подлетел сокол и сел ему на голову.

Тогда все люди бросились к Масуду и выстроились перед ним. Эмиры, надимы и другие чины стали представляться новому шаху.

— Оставайтесь все на своих местах, — приказал Масуд.

Придворные подвели коня, усадили на него Масуда, и он въехал на этом коне в город. Из всех домов выбегали люди и целовали ему руки.

На другой день везир сказал Масуду:

— О падишах! Да будет тебе известно, что у нашего прежнего властелина было сорок жен. Что прикажешь делать с ними?

— Приведи их ко мне по десять женщин кряду, я взгляну на них, — приказал Масуд.

И жен стали вводить по десять человек. Прошло три десятка. А когда проходили последние десять, Масуд увидел среди них одну женщину, невысокую, но красивую. Все было так, как предсказывал старец.

Масуд приказал отвести ее в гарем, а остальных отпустить на все четыре стороны. Тогда к падишаху подошел везир и сказал:

— О великий государь! Знай, что тот, кто будет иметь дело с этой женщиной, погибнет!

Но Масуд Прикрикнул на везира, и тот замолк. А Масуд тут же встал, собирался было поцеловать женщину, но тут вспомнил слова старца-христианина. Он протянул руку, схватил ее за горло и стал сжимать пальцы, пока не задушил ее.

Тут в глазах у Масуда потемнело, и он увидел себя в раздевальне бани. Одежда его лежала рядом. Он оделся, вышел из бани и у дверей нашел своего раба Зирака и толпу людей. И тут он увидел, что все онемевшие люди, носившие лиловые одежды, расколдованы, стали такими, какими были прежде.

И жители города поняли, что волшебные чары уничтожены.

Весь город собрался у бани, чтобы узнать, кто уничтожил это колдовство. Указали на Масуда, и тогда падишах той страны оказал Масуду почести, пошел с ним к бане и попросил его рассказать о всех злоключениях.

Масуд рассказал подробно о своих бедствиях и вошел вместе с падишахом в баню. Внутри ничего не оказалось, кроме нескольких камней. Вдруг Масуд увидел какую-то дверь. Взяли они свечу, открыли дверь и вошли внутрь. Это была большая комната, в середине которой стоял трон, на троне — гроб, а на гробу лежала плита. Масуд поднял плиту и увидел, что на ней начертано: «О ты, дошедший сюда! Знай, что это гроб сына Джамшида. Все чары идут от него. Под этим троном находится подземелье, а в нем — клад. Сокровища клада будут принадлежать тому, кто снимет эти чары».

Прочли они это, сдвинули трон, подняли крышку подземелья и пробрались внутрь. Там они нашли сорок жбанов с червонным золотом и кованый сундук с драгоценными камнями и все это вынесли наружу.

Тут везир обратился к падишаху:

— Самым разумным будет выдать дочь падишаха за этого юношу. Он счастливый человек — Бог оберегает его.

Падишах одобрил предложение везира. И вот стали готовиться к свадьбе. Устроили пир, позвали вельмож и сановников, ученых и праведных мужей, и падишах выдал свою дочь за Масуда, и стал тот шахским зятем.

После женитьбы Масуд отправил Зирака с богатыми дарами к отцу. Вскоре и сам он стал падишахом, прославившись справедливостью, правосудием и заботой о подданных. Родились у него дети, которые наследовали ему в царствовании.

А сказка эта осталась памятью о них. Жил-был один бедняк. С утра до вечера он трудился не покладая рук, этим и зарабатывал себе на хлеб насущный.

Был у него сын по имени Бу-Али. Мальчик был мал, он не достиг еще совершеннолетия, и работа была ему пока не под силу, но однажды он сказал отцу:

— Отец, я хочу работать!

— Ты еще дитя малое, где тебе работать! — отвечал отец.

— Нет, нет, — заупрямился мальчик, — я буду работать — буду делать то, что смогу!

— Ну что ж, — согласился отец, — будь по-твоему!

И вот испекла мать лепешку, завязала ее в узелок, отдала сыну, благословила его, и отправился он в путь. Вышел мальчик из дому и зашагал по дороге. Шел он, шел и наконец дошел до какого-то колодца. Захотелось ему есть. Сел он около колодца, вынул лепешку и съел половину, а другую половину на завтра приберег. Только с пол-лепешки сытым не будешь. Нагнулся мальчик к колодцу воды попить, стал пить, а сам вздыхает: «Эй-вай!»

Не успел он это сказать, как из колодца вылез человечек, ростом с локоть, борода в семь локтей.

— Сынок, — обратился человечек к мальчику, — я пришел по твоему зову!

— Отец, — удивился мальчик, — я даже и не знаю, как тебя зовут!

— Как не знаешь, — говорит старичок, — ты же крикнул «Эй-вай», а ведь это мое имя и есть!

— Ищу работы!

— Я воскликнул «эй-вай» с голоду, — ответил виновато мальчик.

— Так и быть, — говорит карлик, — раз уж я пришел, скажи-ка

Мне, куда ты путь держишь?

Что ж, пойдем ко мне, я тебя возьму в работники, — предложил человечек. — Но смотри, уговор такой: платить я тебе не буду, зато все, что бы ты ни нашел, будет твое.

Мальчик согласился и пошел вместе с карликом. Пошли они к лесу; шли, шли и наконец подошли к какому-то дому.

— Вот мое жилище! — показал человечек.

В это время из дому выбежала красивая и стройная девушка.

— Дочка, — обратился к ней карлик, — я привел тебе этого мальчика, займись-ка им!

А надо вам сказать, что в те времена год состоял из трех дней.

И вот девушка взяла мальчика за руку и повела к себе, а старичок ушел к себе.

Никто даже не спросил мальчика, сыт он или голоден, болен или здоров... Девушка туг же велела ему лечь на стол и большущим ножом изрубила его на куски. Бросила она эти куски в огромный котел, под которым горел костер, и давай их жарить и варить. Потом плеснула в котел холод­ной водицы — и вдруг оттуда вышел мальчик, живой и здоровый, и во сто крат красивее прежнего. Девушка спрашивает:

— Чему ты научился?

— Я научился кувыркаться и могу стать подковой лошади! — ответил мальчик.

Девушка опять бросила мальчика на стол, изрубила ножом на мелкие куски, бросила в котел и сварила. Затем она обрызгала его холодной водой, и мальчик выпрыгнул из котла живым и невредимым. На этот раз он был в тысячу раз красивее прежнего.

— Что ты на этот раз запомнил? — спросила опять девушка.

— Я научился кувыркаться и превращаться в голубя! — ответил мальчик.

Затем девушка обучила его еще и другим вещам и сказала ему:

— Три дня — а это целый год — уже на исходе. В воскресенье мой отец придет и спросит тебя: «Чему ты научился?» Тогда ты скажи: «Я могу стать подковой и обернуться голубем!» Но ни в коем случае не говори ему, что ты научился и другим премудростям. Сейчас слушай внимательно, я скажу тебе еще кое-что. Так как твой срок кончается, то в воскресенье придет твой отец, чтобы забрать тебя домой. Мой отец разбросает в саду около дома множество зерен. В воскресенье туда слетятся тысячи голубей, и ты тоже будешь среди них... Мой отец скажет твоему отцу: «Ты можешь выбирать три раза. Если найдеш своего сына среди этих голубей — заберешь его с собой, если нет он останется здесь!» Голуби — все белые, все похожи друг на друга — их невозможно различить, и твой отец не сможет узнать тебя. Но я научу тебя, и ты дашь знать своему отцу, где ты, и он сумеет указать именно на тебя из тысячи голубей. Надо сделать так: когда придет твой отец, ты подлетишь к нему и сядешь около его ног. Туг твой отец и поймет, что это ты, его сын!

Все те тысячи голубей прежде были так же, как и ты, юношами, но их отцы не смогли узнать их, и они все остались здесь на вечные времена в облике голубей.

Мальчик поблагодарил девушку за ее доброту и стал ждать.

Наступило воскресенье, и карлик пришел в комнату к дочери. Девушка приготовила обед, и отец и дочь сели за стол. Но в это самое время показался отец мальчика и начал искать своего сына. Девушка говорит:

— Его здесь нет, но он скоро придет!

А сама осторожно, потихоньку дала знать отцу мальчика, что его сын — это тот самый голубь, который сядет ему в ноги.

После обеда девушка принесла большой поднос с пшеницей и рассыпала ее в саду около дома. Не успела она отойти, как сад наполнился голубями. Все они были белые, совсем одинаковые, но отец мальчика, к счастью, правильно указал на своего сына.

— Счастливец ты! — воскликнул с досадой Эй-вай. — Тебе повезло, что ты нашел своего сына! Если бы ты не узнал его, он остался бы здесь на вечные времена, а сейчас он ударится оземь и превратится в красивого мальчика.

Голубь так и сделал — ударился оземь и стал красивым юношей.

Двинулись отец с сыном в путь. Отец все думал: «Чем бы мне накормить сына, чтобы он хоть бы червячка заморил!» А юноша теперь научился угадывать мысли и думы людей. Он сразу понял, о чем задумался отец, и говорит:

— Не печалься, отец, не заботься ни о чем. Аллах всегда помогает тем, у кого ничего нет. Я сейчас ударюсь оземь и превращусь в красивую охотничью собаку с золотистой шерстью, в золотом ошейнике и на золотой цепи. Ты поведешь меня туда, куда я тебе скажу. Там ты увидишь: стоит красивая, богатая коляска, а в ней сидят четыре человека. Это самые богатые и именитые люди города. Спросят они тебя: «Куда ты идешь с этой собакой?» Ты отвечай: «Иду, мол, продавать ее!» Тогда они спросят, за сколько ты продаешь собаку, а ты скажи: «За один ман золота!» Но смотри, отец, ни за что не отдавай ошейника и цепочки! Перед тем как передать им собаку, сними ошейник и цепочку и спрячь их себе в карман.

Сказал это мальчик, ударился оземь и превратился в красивую охот­ничью собаку. Не успел отец прийти в себя от удивления, как показалась красивая коляска, катившаяся в их сторону. Один из четырех седоков в этой коляске, как только увидел собаку, спросил:

— Куда ты ведешь эту собаку, старик?

— Я хочу продать ее! — ответил отец мальчика.

— Сколько же ты просишь? — спросили его.

— Один ман золота, — ответил владелец собаки. — Но я продаю собаку без цепочки и ошейника.

— Ничего, — согласился покупатель, — цепочку и ошейник везде можно найти, а вот такую собаку нигде не купить.

Поторговались они и наконец заплатили один ман золота, купили собаку, посадили ее в коляску и укатили. Отец мальчика больше не был бедняком — с вырученным золотом он превратился в богача. Сложил он золото в мешок и пошел своей дорогой.

А теперь речь пойдет о седоках в коляске. Не успели они отъехать немного, как на дорогу перед коляской выскочил заяц. Почуяла его собака и стала вырываться, чтобы броситься за зайцем, но хозяин обхватил ее руками за шею и не выпускал. Собака никак не могла освободиться. Друзья начали уговаривать хозяина:

— Пусти ее, пусть поймает зайца!

— Нет, я боюсь, она убежит и больше не вернется! — отвечал хозяин.

— Как не вернется? — уговаривали его товарищи. — Ведь это охот­ничья собака, пусть поохотится. Она поймает зайца и принесет его тебе.

Долго они уговаривали владельца собаки. Наконец он послушался и отпустил собаку. Собака погналась за зайцем, но, сколько ни ждали ее, она не возвращалась. Хозяин сокрушенно говорил своим друзьям:

— Говорил я вам, что она не вернется!

Затем сам хозяин и его товарищи вышли из коляски и обыскали и обшарили всю округу, но собаки не нашли. Тогда они решили, что нужно разыскать того, кто продал собаку: наверно, она возвратилась к нему. Повернули они коляску обратно и погнали лошадей. Живо настигли старика, видят, он идет себе своей дорогой, а рядом с ним, кроме какого-то юноши, никого нет.

— Не возвратилась ли к тебе собака? — спрашивают они отца мальчика.

— Нет, ведь я же продал собаку и оставил ее у вас, — отвечает тот. — А что, разве она убежала?

— Да, она погналась за зайцем и обратно не вернулась. Мы подумали, что она прибежала к тебе! — говорят те люди.

— Нет, как видите, со мной никого нет, кроме мальчика!

Тогда они пошли искать дальше, но сколько ни ходили, ничего не нашли — собака словно сквозь землю провалилась. Отчаялись путники, и поневоле пришлось им продолжать свой путь.

На следующей неделе, в воскресенье, отец мальчика собрался пойти на базар. Мальчик сказал отцу:

— Я сейчас ударюсь оземь и превращусь в красивого златогривого коня с золотой уздой. Отведи меня на базар и продай за два мана золота, но будь осторожен — ни в коем случае не выпускай из рук уздечки! Если отдашь уздечку — больше меня не увидишь!

Старик повел златогривого коня на базар. Люди окружили коня, глазеют, любуются. Кто ни спросит, сколько стоит конь, старик отвечает:

— Без долгих разговоров — отдам его без узды за два мана золота.

Некоторые соглашались отдать два мана золота за коня вместе с золотой уздечкой, но старик стоял на своем. А в это время оказался там Эй-вай. Он увидал, что торговля идет из-за узды коня, и тогда он сразу понял, что это за конь. Расстроился он, подосадовал и говорит коню:

— О лжец, ты же говорил, что можешь превратиться только в подкову и голубя, а больше ничего не умеешь?

Начал тут Эй-вай торговаться со стариком из-за уздечки. Наконец он уговорил старика: заплатил ему три мана золота, купил коня вместе с уздой и отправился домой.

Старик же вернулся домой с тремя манами золота, но сразу же раскаялся, что отдал уздечку, и стал горько сетовать на себя, что продал сына родного и теперь останется без него.

Тем временем Эй-вай поручил коня своему слуге и сказал ему:

— Отведи коня в конюшню и крепко-накрепко привяжи его там. Если он захочет воды — дашь ему травы, а если захочет травы — дашь воду!

— Слушаюсь! — ответил слуга и пошел.

Слух о красивом коне Эй-вая дошел до ушей падишаха той страны. Как раз в эти дни сын падишаха собирался жениться. Шахзаде сказал своему отцу:

— Я хочу попросить Эй-вая, чтобы он отдал мне своего коня золотистой масти на несколько дней, я привезу домой невесту на этом коне.

— Что ж, хорошо! — ответил падишах.

Шахзаде пошел к Эй-ваю и попросил дать ему златогривого коня, чтобы привезти на нем невесту.

— Хорошо, — согласился Эй-вай, — ты сын нашего падишаха, по­этому я отдам тебе коня. Но с одним условием: ты не должен давать коню воды!

— Хорошо, — ответил шахзаде, — не дам.

Привели коня, шахзаде сел на него и отправился со своими друзьями и сверстниками за невестой. Ехали они, ехали и наконец достигли берега моря. Спутники шахзаде сели на корабль, а златогривый конь поплыл по воде. Каждый раз, когда конь хотел нагнуться и утолить жажду, шахзаде натягивал узду, не давал ему пить. А за морем была столица падишаха, дочка которого выходила замуж за шахзаде. Когда падишах и его дочь увидели царского сына на златогривом коне, они очень обрадовались. Стали они играть свадьбу, есть, пить и веселиться. Но так как шахзаде и его людям предстоял долгий обратный путь, они вскоре начали готовиться к дороге. Шахзаде и его жена сели на златогривого коня, а их спутники — на корабль. Посреди моря жажда опять начала одолевать коня, нагнулся он, хотел напиться, но шахзаде потянул за поводья и не дал ему коснуться воды. И другой раз получилось так же. Девушка сжалилась над конем и сказала мужу:

— Разве у тебя нет сердца? Почему ты не даешь бедному животному напиться? Ведь ты же видишь, что жажда мучит его!

Но шахзаде не послушался жены и не дал коню напиться. Тогда девушка не на шутку рассердилась и сказала шахзаде:

— Живо поворачивай коня и вези меня назад к отцу. Я не могу жить с таким жестоким человеком, как ты!

Когда девушка так сказала, шахзаде испугался и разнуздал коня, чтобы тот напился воды. Златогривый конь коснулся воды и превратился в золотую рыбку, которая уплыла прочь, а жених с невестой остались посреди моря. Люди шахзаде живо подобрали их и поместили на корабль.

А Эй-вай почуял, что конь обернулся рыбой и уплыл в море. Он сразу же превратился в голубя, полетел к морю, а там сделался большой рыбой, чтобы поймать и проглотить золотую рыбку. Тогда маленькая рыбка обратилась в белого голубя, а голубь улетел. Большая рыба тотчас стала соколом, и сокол помчался за голубем. Наконец голубь и сокол долетели до столицы одной страны. Дочь падишаха той страны сидела в это время у окна, поджидала своего брата и смотрела на дорогу. Вдруг видит она, что сокол преследует голубя. Открыла она окно, голубь влетел в комнату и сел прямо на грудь девушки, а та захлопнула скорей окошко. Девушка чувствует, что сердце птички сильно бьется от усталости и страха. Жалко ей стало голубя, она давай кормить его сладостями. Поел голубь немного, пришел в себя, выпорхнул из рук девушки и превратился в красивого стройного юношу. Спрашивает юноша:

— По душе ли я тебе, девушка?

— Очень! — отвечает та.

Тогда юноша сказал ей:

— Я сейчас ударюсь оземь и превращусь в золотое кольцо, а ты надень это кольцо на палец. Скоро сюда к падишаху придет один колдун и волшебник в облике каменщика. Он будет работать у падишаха, а когда кончит работу, попросит вместо платы вот это колечко. Если ты любишь меня и хочешь стать моей женой, ни за что не снимай кольца со своего пальца!

Все вышло так, как говорил юноша. Пришел каменщик, поработал, а когда падишах хотел расплатиться с ним, он сказал:

— Денег мне не надо! Дай мне лучше кольцо, что надето на пальце твоей дочери.

— Уж не сошел ли ты с ума? — воскликнул падишах. — Что у меня, мало денег, что ли, чтобы расплачиваться кольцом дочери? Бери сколько хочешь золота и серебра!

— Нет, — настаивал на своем каменщик, — я ничего не хочу, кроме этого кольца.

Когда девушка услышала это, она сказала:

— Я никогда не отдам кольца!

Словом, долго они спорили. Наконец падишах сказал дочери:

— Сними кольцо и отдай ему, чтобы он убрался наконец отсюда, чтоб глаза мои его не видели! Я закажу тебе вместо этого кольца сколько хочешь других!

Заплакала девушка, сняла кольцо и бросила его на пол. Вдруг кольцо превратилось в горсточку проса и рассыпалось по земле. Каменщик тут же обратился в петуха и начал клевать зернышки проса. Но одно из зерен отскочило в сторону. Когда петух склевал все просо, он сказал:

— Теперь ты в моем животе. Говорил я, что покажу тебе!

Вдруг зерно, которое отлетело в сторону, превратилось в стройного красивого воина с острым мечом в руках.

— Нет, лучше я покажу тебе! — сказал он и отрубил петуху голову. Так и умер Эй-вай.

Смотрит падишах на все это и понять не может, что происходит в его дворце: каменщик превращается в петуха, а просо — в воина с мечом! Страх его взял.

А воин спросил у дочери падишаха:

— Ну как, будешь ты моей женой?

— Да, — ответила девушка, — если только мне разрешит отец.

С испугу падишах согласился и сказал:

— Я не возражаю, выходи за него замуж, если любишь его. Сыграли свадьбу, и юноша и девушка стали мужем и женой, а юноша

Сделался наследником падишаха.

До сих пор они, если только не умерли, живут счастливо и хорошо.




Получить подарок Получить подарок Поздравляем! Вы дочитали до конца, и компании такси UBER и Gettaxi дарят вам по 300 рублей на первые поездки. Пройдите по ссылке, чтобы получить свой подарок:
Получить 300 рублей от UBER! Получить 300 рублей от Gettaxi!