Скачать сказку в формате PDF

Персидская сказка: Сказка о Малек-Джамшиде

Те, что ведут по порядку счет событиям, хранят в памяти разные истории и повествуют о прошлых временах, поведали нам, что жил-был некогда падишах. Он был очень богат, войско его было хорошо вооружено, казна полна, а подданные довольны. И было у падишаха два визира, с которыми он советовался во всех делах. Был у падишаха и сын, наделенный все­ми талантами, по имени Ахмад.

У первого визира тоже был сын, красивый, благовоспитанный и благородный. Звали его Малек-Джамшид. Сыновья падишаха и визира учились в одном мектебе и с самого детства так привязались друг к другу, что не хотели расставаться. Так продолжалось до тех пор, пока везир не покинул этот мир; на его место падишах назначил Малек-Джамшида.

После этого прошло еще немного времени, и сам падишах отправился в путь в тот мир, и его место занял Ахмад.

Новый падишах очень любил Малек-Джамшида, глотка воды не пил, не спрося его. Второй везир увидел, чем дело пахнет, и подумал: «Новый падишах во всем слушается этого юношу. А он таки доведет меня до плахи! Не лучше ли раньше, чем он возьмется за меня, самому разделаться с ним?»

И вот он выбрал подходящую минуту и обратился к падишаху:

— Быть может, падишах и сочтет мои слова корыстными, но я всем обязан покойному отцу падишаха и этому престолу и не могу молчать — иначе я отплатил бы черной неблагодарностью за добро.

Падишах посмотрел на него пристально и приказал:

— Говори, твоя доброжелательность доказана!

— Да не скроется от разума падишаха, — начал везир, — что часть эмиров присягнула Малек-Джамшиду, и они хотят свергнуть вас и воз­вести его на престол.

Лестью и красноречием этот везир внушил падишаху такие мысли, и тот пришел в ярость. На другой же день, как только вошел Малек- Джамшид, падишах взглянул на него и сказал:

— О Малек-Джамшид, ты славный малый, и я многим тебе обязан, поэтому я не хочу убивать тебя. Собирайся и уходи из пределов моего царства.

Опустил Малек-Джамшид голову, и из глаз его полились горючие слезы.

— О шах! — заговорил он. — Что же такое совершил твой покорный раб, чем так обидел тебя?

— О Малек-Джамшид, — отвечал шах, — за тобой нет никакой вины. Я просто хочу, чтобы не было тебя в числе моих подданных. Даю тебе сроку два дня — сегодня и завтра. Если же на третий день я увижу тебя здесь — прикажу отрубить тебе голову.

Случилось это зимней порой, когда все дороги были пустынны и люди, спрятав головы, словно черепахи, сидели по домам и не смели и носа наружу высунуть.

Когда Малек-Джамшид вернулся домой, к нему выбежала мать со всей семьей, и все стали расспрашивать его. Он рассказал, что случи­лось; огорчились домашние, но стали утешать его:

— Положись на Аллаха, ведь судьбу не переделаешь!

И Малек-Джамшид простился с родными, сел на коня и лютой зимой, когда люди не знали, как живыми остаться, выехал из дома в пусты­ню и погнал коня. Так он скакал навстречу превратностям судьбы и злому року, пока не въехал в лес. А лес был такой дремучий, что зимний ветер туда не проникал, и зима будто отступила.

Малек-Джамшид отпустил коня, а сам дальше пошел пешком. Шел он, шел и остановился у высоченной чинары. Она была так могуча, будто доставала своими корнями до спины того быка, на котором держится зем­ля, а верхними ветвями хлестала по лицу само небо. Живительная была чинара! Ствол ее охватывало кольцо, а у корней протекал ручей. Малек-Джамшид остановился у дерева, стал рассматривать его и вдруг видит, что по ручью плывет красная распустившаяся роза. Малек-Джамшид поднял розу, хотел понюхать и почувствовал сильный аромат. Но тут он увидел, что ручеек принес еще одну розу. Не успел он схватить ее, как появилась третья роза, потом четвертая... Набралось всего семь роз. Подивился Малек-Джамшид, откуда могли взяться зимой свежие розы, обрадовался и решил: «Это бог послал их мне, чтобы я отнес их падишаху Ахмаду и вымолил у него прощение за свои грехи».

Собрал Малек-Джамшид розы и вернулся домой. Родные очень обрадовались его возвращению, а Малек-Джамшид положил цветы в вазу и отправился к падишаху, захватив с собой красивого раба.

А теперь послушай, что было с падишахом.

После того как он изгнал Малек-Джамшида по навету второго визира, стал он раскаиваться и огорчаться. Мать его заметила, что сын приуныл и затосковал, вошла к нему и спросила:

— Сын мой, да минует тебя горе во веки веков! Чем опечалена твоя благословенная душа?

И шах Ахмад рассказал обо всем своей матери.

— О свет моих очей, — заговорила мать, — ты совершил ошибку. Как же ты мог так поступить с таким везиром, как Малек-Джамшид, давние заслуги которого перед тобой хорошо известны? Ведь ты поверил клевет­нику и не вникнул в суть дела. Да, боже мой, разве способен Малек-Джам­шид на такие дела! Ты должен позвать его, одарить и повысить в сане.

Царь Ахмад как от дурмана очнулся и раскаялся в содеянном. Всю ночь он думал о том, как исправить ошибку и как найти Малек-Джам-шида, если он уже уехал.

И вот, как только утром падишах вышел из своих покоев, он тут же столкнулся с самим Малек-Джамшидом, рядом с которым шел красивый раб и нес вазу с розами. Малек-Джамшид упал к ногам падишаха и стал просить прощения. Обнял его падишах, поцеловал в очи и усадил рядом с собой. А между тем по всему тронному залу разлился аромат роз, и падишах сказал Малек-Джамшиду:

— Вот уже несколько дней, как ты их нашел, но они ничуть не завяли, напротив, они с каждым часом становятся свежее!

Все присутствующие вдыхали запах роз и радовались, а второй везир подумал: «Я-то хотел избавиться от него, а вышло так, что шах еще больше приблизил его к себе! Если падишах передаст ему мои слова, то мое дело кончено! Лучше всего придумать что-нибудь такое, чтобы его снова отправили в путь».

И везир заговорил:

— О шах! Какие чудесные розы! Но там, откуда их принесли, должны ведь быть еще. Если вместо семи роз достать девять, то можно будет положить по три цветка у каждой ступени трона. И от них будет благо­ухать весь этот зал.

— О Малек-Джамшид, — сказал на это шах. — Достань для меня еще пять роз!

Малек-Джамшид повиновался, вышел из зала, сел на коня и поскакал к тому самому лесу. Остановился он у того дерева, сел у ручья и стал ждать. Вдруг в воде показались розы — юноша обрадовался, вытащил их из ручья и собрался было ехать назад, но тут пришли ему в голову такие мысли: «Ведь я не знаю, откуда вытекает этот ручей. Второй ве­зир — мой враг, и, чего доброго, он еще захочет, чтобы я достал весь куст с этими розами. Не лучше ли мне пойти по берегу ручья и узнать, откуда плывут розы?»

И вот Малек-Джамшид двинулся по берегу ручья. Шел он так два дня, а на третий день поднялся на холм и увидел цветущую поляну и замок с башнями до небес. Из-под стены этого замка и вытекал ручей. Он стал обходить кругом крепостную стену и нашел ворота. Вошел Малек-Джамшид в эти ворота и увидел высокий дворец, а в нем — ни единой души. Он вошел во дворец и тут увидел ограду, за ней — своды и купол, под которым висела отрубленная голова. За оградой же был кипящий водоем. Каждый миг с головы в водоем падала капля крови и превращалась в воде в красную розу, а вытекающий из бассейна ручей уносил розу.

Малек-Джамшид прикусил палец от удивления и подумал: «Если отрезать голову, то через час или два кровь в ней должна застыть».

Он был погружен в такие размышления, когда в небе раздался страшный шум, и вскоре Малек-Джамшид из уголка, в котором он спрятался, увидел, что с неба спустился огромный див, от страха перед которым задрожали земля и небо.

Этот див вошел в одну из внутренних комнат, принес тело без головы, положил его на каменную скамью у края бассейна, снял отрубленную го­лову и приложил ее к телу. Из другой комнаты он притащил зеленый кувшин с водой и окропил рану со словами:

— Оживи благодаря чуду пророка Сулеймана, да будет мир ему!

Туг же труп ожил, и Малек-Джамшид увидел, как с земли поднялась

Прекрасная пери, красота которой лучами освещала весь мир. Пери начала бранить дива:

— О проклятый! Доколе ты будешь терзать меня! Коли убил меня, то не оживляй больше, чтобы я навсегда избавилась от тебя.

— О волшебница! — ответил див. — Отдай мне свое сердце. До коих пор ты будешь заставлять меня страдать? Боюсь я, узнают твои родители и отберут тебя у меня — я же без тебя, ты сама это знаешь, не смогу прожить ни одного мига.

Как ни просил он ее любви, пери была неумолима и только бранилась в ответ. И он снова отрубил ей голову, бросил тело в комнату, а голову повесил под куполом, а сам взвился в небо и улетел.

Как только див исчез из глаз, Малек-Джамшид вышел из укромно­го уголка, вынес труп, достал из-под купола голову, приложил ее к телу и пошел в комнату за кувшином. Но сколько он ни искал, не нашел кувшина и очень огорчился. Вдруг он увидел доску, на которой было написано: «Если произнесешь сорок раз подряд это имя, то найдешь кувшин!»

Малек-Джамшид произнес сорок раз имя, написанное на доске, и тут же увидел зеленый кувшин на полке. Взял он кувшин, подошел к мертвой пери, полил воды на рану и произнес:

— Оживи благодаря чуду пророка Сулеймана!

Пери ожила, открыла глаза и закричала:

— Эй, проклятый див! До каких же пор ты будешь мучить меня?

— О волшебница! — сказал Малек-Джамшид, приблизившись к ней. — Посмотри получше: я не див, а человек. Я спасу тебя!

Увидела девушка красивого юношу, и сердце ее потянулось к нему.

— О юноша, — заговорила она, — зачем ты сделал это? Отруби мне снова голову и повесь ее там, где она была. Не то явится див и рас­правится и с тобой, и со мной. Жаль, если такой юноша найдет себе поги­бель в лапах дива!

— О волшебница! — воскликнул Малек-Джамшид. — Да отрубят тому руку, кто тронет тебя хотя бы розовым лепестком! Да разве мы прикованы и должны ждать возвращения дива, чтобы тот расправился с нами? Я увезу тебя отсюда!

— О юноша, — отвечала пери, — хорошо, если ты сумеешь увезти меня и див не догонит нас. Как придет он и увидит, что меня нет — так, может быть, и умрет с тоски. Но если он догонит и схватит нас, то тогда он с нами расправится. Вот уже три года, как он украл меня у родителей. Он каждый день убивает меня и снова оживляет, и я переношу эти страшные муки. Если ты избавишь меня от этих мучений — жизнь за тебя отдам! Да благословит тебя Бог, куда бы ты ни повез меня!

Малек-Джамшид посадил пери на своего коня и поскакал прочь. Скакал он, скакал, пока не доехал до городских ворот. И тут он вспомнил, что его послали за розами. Он прикусил палец от досады и задумался.

— Что с тобой, юноша? — спросила пери. — Почему ты кусаешь палец?

— О волшебница! Ведь падишах послал меня за розами, а я забыл их на краю бассейна. Что я отвечу падишаху? А вернуться я тоже не могу — боюсь дива.

— Не горюй, душа моя! — воскликнула пери. — Ведь эти розы вырастали из моей крови. Знай же, что меня зовут Голехандан и Дорреге - рьян. Я дочь падишаха пери. Среди пери за целый век рождается только одна такая, как я, — Голехандан и Доррегерьян. Когда я смеюсь — изо рта у меня падают розы, когда плачу — мои слезы превращаются в жемчужины. Какая же разница между розами, что получаются от мо­его смеха и из моей крови?

Малек-Джамшид очень обрадовался такому обороту дела и возблагодарил Аллаха, отвез пери домой и оказал ей почести. Мать и сестра бросились навстречу им и начали расспрашивать о тяготах пути.

А Малек-Джамшид, не теряя времени, тут же позвал кадия, сочетался браком с пери, и исполнились его желания: на свадебном пиру пери засмеялась, и посыпались розы, которые были в тысячу раз прекраснее прежних роз. Малек-Джамшид послал эти розы падишаху.

Шах похвалил их и спросил второго визира:

— О везир! Ведь это удивительные розы! Роза, сорванная с куста, непременно завянет, а эти розы с каждым мигом все больше свежеют. В чем тут секрет?

— О властелин, — ответил везир, — слышал я, что у падишаха пери есть дочь Голехандан Доррегерьян, — не попала ли она к Малек-Джам - шиду?

— Если это так, — сказал падишах, — я завидую ему. А ну, везир, придумай-ка что-нибудь!

— А ты пошли Малек-Джамшида куда-нибудь, — посоветовал ве­зир. — А мы с тобой примем облик нищих, пойдем к его дому и разузнаем все.

И вот шах послал Малек-Джамшида по какому-то делу, а сам вместе

С везиром в одеждах дервишей отправился к дому Малек-Джамшидапросить милостыню. Пери захотелось сделать благое дело, она вышла к нищим с милостыней, а шах и везир, как увидели красавицу, так сразу и лишились разума.

— О везир, — зашептал падишах Ахмад, — придумай что-нибудь — я так влюблен, что не владею собой. Как нам быть?

— Все очень просто, — ответил ему везир, — убей Малек-Джам­шида и завладей его женой.

— Нельзя же убить невиновного, — возразил падишах, — нельзя обижать, не доказав вины.

— Да будет долговечной жизнь падишаха! — продолжал везир. — Я придумал. Объяви, что тебе нужны слоновая и китовая кость для украшения трона. Их можно раздобыть только в Индии, а на дорогу туда уходит шесть месяцев. Да и на обратный путь приходится шесть месяцев, значит, всего — целый год. А ты вели Малек-Джамшиду управиться за десять дней. Мы станем тут тебя уговаривать, и ты согласись на сорок дней, но при этом объяви: «Если ты не исполнишь моего приказания — я отдам твой дом, семью и жену другому, а выполнишь приказание — награжу как следует».

Падишах одобрил план визира, и на другой день, как только Малек - Джамшид показался в дверях тронного зала, падишах обратился к нему:

— О Малек-Джамшид! Ты — ключ ко всем моим затруднениям. Ты украсил мой тронный зал этими розами, но осталась еще одна вещь, которую ты должен раздобыть для меня.

— Что это такое? — спросил Малек-Джамшид.

— Мой трон не изукрашен, — отвечал падишах. — Мне нужно семь вьюков слоновой и китовой кости, чтобы мастера выложили его красивыми узорами.

— Повинуюсь, — сказал Малек-Джамшид. — Эти вещи можно добыть в Индии. Мне нужно для этого два года.

— Я не могу согласиться на такой срок, — перебил его шах. — Я хочу сегодня же! Ну, уж ладно, пусть будет десять дней, но если ты не привезешь за десять дней, то ты заслуживаешь наказания.

— О падишах! — ответил Малек-Джамшид. — Если хочешь наказать меня безвинного, то накажи, но раздобыть эти вещи и привезти их сюда можно только за два года.

— Ладно, я даю тебе двадцать дней, — возразил падишах.

Туг в разговор вступил везир:

— О падишах вселенной! Дай ему срок в сорок дней.

Тут везир стал лицемерно уговаривать шаха, а Малек-Джамшид так и стоял, не смея спорить. Он только сказал:

— Падишаху надлежит повелевать, мне — повиноваться покорно, а дела устраивает всевышний Бог.

Падишах же снова обратился к нему:

— О Малек-Джамшид, если ты через сорок дней привезешь кость, я вознагражу тебя. А если не привезешь, я отдам другому твой дом, семью и жену. Я говорю это для того, чтобы ты приложил к этому делу все усилия.

Малек-Джамшид с печалью в сердце покинул царский дворец, пришел домой грустный и рассказал обо всем жене:

— Да будет моя жизнь жертвой за тебя! — воскликнула жена - пери. — Если ты захочешь — я сию же минуту уничтожу все его царство.

— Я обязан ему многим, — ответил Малек-Джамшид. — Я не хочу, чтобы он пострадал из-за меня.

Тогда жена написала подробное письмо к своим родителям и попросила раздобыть для Малек-Джамшида семь вьюков слоновой и китовой кости. Потом надела она на палец Малек-Джамшида свой перстень, вручила ему письмо и сказала:

— Дальше, за той чинарой, где ты нашел розы, лежит степь, которая кончается у подножия горы. На той горе есть пещера, а вход в нее покрыт пеплом. Из пещеры выскочит дракон и начнет изрыгать пламя, но оно не спалит тебя, так как с тобой мой перстень. Потом дракон захочет проглотить тебя, но, как только он притянет тебя к себе, ты покажи ему этот перстень. Тогда он перевернется через голову и превратится в старуху. Старуха будет очень ласкова с тобой и скажет: «О юноша, да будет моя жизнь жертвой за тебя, где хозяйка этого перстня?» А ты отвечай: «Хозяйка перстня — Голехандан Доррегерьян — находится у меня. Ее украл див, а я убил дива и освободил ее. Она послала меня к тебе, своей няньке, с поклоном, чтобы ты отвела меня к ее родителям и родственникам. Я им также передам ее поклоны и приветы и получу то, о чем просит их дочь».

— Этот дракон, — продолжала жена Малек-Джамшида, — моя няня. Див украл меня из ее дома, и вот уже три года, как она разыскивает меня.

Малек-Джамшид простился с женой, сел на коня и поехал к лесу. Разыскал он гору и увидел дракона, который ударился оземь и превратился в старуху.— Где хозяйка перстня? — спросила няня.

Малек-Джамшид рассказал ей подробно обо всем. Няня поклонилась ему низко и сказала:

— Приятную весть принес ты мне! Ты вдохнул жизнь в мои старые кости — такого подарка всевышний Бог еще не делал никогда и никому. За сто лет среди пери только раз рождается Голехандан Доррегерьян! Она досталась тебе — так знай же, кто она такая!

Малек-Джамшид поклонился старухе до земли, а она отвела его к родителям жены. Жена падишаха пери и семь ее сестер ласково встретили Малек-Джамшида и подарили ему много рубинов, жемчугов и букетов из цветов Ирема. Мать и сестры обратились в птичек и полетели навестить Голехандан Доррегерьян. Они все очень обрадовались, увидев друг друга, пробыли вместе семь дней, а потом простились и улетели.

Тогда жена сказала Малек-Джамшиду:

— О душа моя, сиди теперь дома, пока не истечет сорок дней, и отдыхай себе.

И он пробыл все это время дома, пока шах Ахмад считал дни. Вот пришел к концу сороковой день, и он отправил посыльного посмотреть, не вернулся ли Малек-Джамшид. Посыльный прибыл к дому Малек - Джамшида и стал расспрашивать. Разузнав все, он доложил падишаху:

— Ко дворцу падишаха подъехал Малек-Джамшид с семью верблюдами, груженными слоновой и китовой костью.

Увидев Малек-Джамшида, падишах похвалил его, но в душе огорчился и растерялся: «Что бы это такое сделать, как мне избавиться от него?»

И он обратился к везиру:

— Что теперь придумать? Я уже не могу более терпеть!

— Пери находится у него в подчинении, — ответил везир, — и какое бы трудное дело ты ему ни поручил, он легко его выполнит. Но я кое-что придумал, и если Малек-Джамшид не откажется это сделать и повинуется, то его дело кончено.

— Что же это такое?

— А вот — как только завтра утром встанешь, скажи: «Ночью я видел во сне своего отца. Он стал упрекать меня: „О сын, вот уже давно мы ничего не знаем друг о друге. Пришли ко мне человека, которому можно доверять, я ему скажу кое-что, а он передаст тебе". — „Кто же может быть этим достойным доверия человеком?" — спросил я. „Только Малек-Джамшид и никто больше, — ответил отец. — Пошли его ко мне, я ему скажу кое-что“». Если Малек-Джамшид повинуется тебе — мы добьемся своего, но если он откажется, то тогда будет трудно что-нибудь сделать.

— Посмотрим, — сказал падишах, — может, он и согласится.

На другой день Малек-Джамшид вошел к шаху.

— О Малек-Джамшид, — обратился к нему царь Ахмад. — Ты не раз клялся, что сложишь голову ради меня. Вот теперь ты и принеси мне вести с того света через сорок дней. Разузнай, что там хочет передать мне отец. О Малек-Джамшид, если ты любишь меня — выполнишь это поручение.

Несчастный Малек-Джамшид не смог отказаться и ответил:

— Дело падишаха — повелевать. Дай мне время проститься с матерью и родными.

Получив разрешение, он удрученный вернулся домой. Жена спросила, чем он так опечален.

— Обрекли меня на смерть! — отвечает он. — Падишах говорит, что видел во сне своего отца и тот-де требует меня к себе, чтобы передать через меня какие-то там вести. Он хочет отделаться от меня и посылает на тот свет.

— Не горюй, о душа моя, — стала утешать его жена, — ведь я захватила с собой кувшин дива. Я могу хоть сейчас уничтожить все царство этого коварного падишаха. Но я решила сделать так, что все подданные обрадуются его свержению. Ты потерпи, снеси боль от раны — я снова оживлю тебя и пошлю «хорошую» весть падишаху.

— Повинуюсь, — сказал Малек-Джамшид и отправился к пади­шаху.

Царь велел глашатаям кричать: «Малек-Джамшид отправляется на тот свет — у кого есть вести к усопшим, пусть сообщат ему!»

И вот собрался народ. Палач отрубил Малек-Джамшиду голову, а раб отнес его труп домой. Друзья и враги плакали над его участью, а везир позабыл при этом об окружающих, и у него вырвалось:

— Слава Аллаху, Малек-Джамшид не смог избежать этой беды!

Падишах, услышав визира, возразил:

— Он пожертвовал ради меня своей жизнью. Но как бы там ни было, а его нет. Будем ждать сорок дней, пока не истечет срок траура по Ма­лек-Джамшиду, а потом пошлем сватов к пери.

Когда труп Малек-Джамшида внесли в дом, мать и сестры его начали плакать и причитать. Невестка-пери стала утешать их, принесла доску, положила на нее труп, приложила голову к туловищу, вытащила из сундука зеленый кувшин и подошла к изголовью покойника.

Смотрят мать, сестры и служанки и видят: полила пери из кувшина воды на рану и сказала:

— Оживи благодаря чуду пророка Сулеймана, да будет мир над ним!

И правда: Малек-Джамшид тут же ожил и вскочил.

Мать и сестры поклонились ему до земли и стали целовать ноги невестке-пери.

А она обняла Малек-Джамшида и воскликнула:

— О душа моя! Проведи сорок дней, веселясь и наслаждаясь, но не попадайся на глаза шаху и везиру.

А потом она написала почерком покойного падишаха: «О сын! Почему ты забыл меня? Малек-Джамшид — твой посланец — был у меня и видел, как я живу тут. Истинная власть и слава — только здесь. Когда Малек-Джамшид прибудет к тебе — уступи ему свое место и приходи сюда. Я очень соскучился по тебе и не буду ждать больше недели. Возведи на трон Малек-Джамшида, а сам приходи сюда, и я отдам все, чего только ни пожелает твоя душа. Знай же, что это я отдал Малек-Джам - шиду в жены пери, а все твои прихоти и желания исполнятся здесь. Обязательно приведи с собой и второго визира, я отдам вам все, что вы хоти­те, чтобы ты возвысился среди других юношей. Да будет мир тебе!»

Когда прошло сорок дней, падишах сказал везиру:

— Уже истекло сорок дней — давай пошлем за пери!

— Сначала пошлите слуг, — предложил везир, — чтобы люди не порицали вас. Пусть они спросят, вернулся ли Малек-Джамшид. Он убит и конечно не воскреснет. Когда слуги получат ответ, что он не вернулся, тогда посылайте сватов и забирайте пери. И никто не скажет о вас дурно­го слова.

И падишах отправил верхового с наказом:

— Пойди посмотри, не вернулся ли Малек-Джамшид с того света?

«Ну и глупый же человек наш падишах», — подумал посланный, но все-таки поскакал к дому Малек-Джамшида. Приехав, он закричал, и на его крик вышел сам Малек-Джамшид. Остолбенел гонец от удивления и подумал: «Падишах-то, оказывается, знал, что он воскреснет! Поэтому он и послал меня». И он вместе с Малек-Джамшидом поехал к падишаху. Как увидели падишах и везир Малек-Джамшида, побледнели, помертвели. Произнес Малек-Джамшид молитву во славу падишаха, а тот спрашивает: — О Малек-Джамшид! Какие вести ты принес от моего отца?

Малек-Джамшид поцеловал землю и вручил шаху письмо от имени

Отца. Падишах, увидев печать и почерк своего отца, пришел в замешательство, потом поцеловал письмо и приложил его к глазам. Прочитал он письмо, тут же усадил Малек-Джамшида на трон и обратился с речью ко всем, кто был в зале:

— О люди! Воины и подданные! До моего возвращения считайте своим падишахом Малек-Джамшида и не уклоняйтесь от повиновения ему.

Затем он призвал палача и сказал везиру:

— Отец зовет нас к себе. Поторопись, палач!

Палач отрубил им обоим головы, и их похоронили.

А Малек-Джамшид велел бить в литавры несколько дней и ночей и украсить город. Потом он взошел на трон и прожил долгие годы с Голе­хандан Доррегерьян. А эта сказка осталась памятью о них.




Получить подарок Получить подарок Поздравляем! Вы дочитали до конца, и компании такси UBER и Gettaxi дарят вам по 300 рублей на первые поездки. Пройдите по ссылке, чтобы получить свой подарок:
Получить 300 рублей от UBER! Получить 300 рублей от Gettaxi!