Скачать сказку в формате PDF

Персидская сказка: Сын охотника

Давным-давно жил один охотник. Ни птица, ни зверь не могли спастись от него.

Умирая, охотник сказал жене:

— Не видел я проку от своего ремесла. И вот, покидая этот мир, прошу тебя — спрячь подальше от взоров сына мою охотничью снасть: лук, стрелы и рыболовную сеть. Не допускай сына к этому ремеслу, пусть не будет он охотником. Он — единственная память обо мне в этом мире, ты сама знаешь, как я люблю его. А я, хоть и прославился как охотник по всей земле, всю жизнь едва сводил концы с концами.

Жена отвечала: «Хорошо».

Когда отошел муж в тот мир, жена спрятала охотничьи принадлежности в чуланчик. Она замазала дверь глиной, наглухо забила окно и заделала отверстие для дыма в крыше.

Вскоре сын охотника подрос, и мать отдала его в ученье к столяру. Но он ничему не научился. Забрала она его от столяра и отдала к кузнецу, только он и там ничему не научился. Посылала она его и к меднику. Но куда бы юношу ни определяли, он ни к чему не был способен.

Словом, что там долго рассказывать, в один зимний день мать попросила:

— Сынок, поднимись на крышу, смети снег.

Он поднялся на крышу и стал мести. Подметая, он заметил, что комнат у них пять, а кровель шесть. Сколько он ни бился, никак не мог

Понять, в чем дело. Стал он приглядываться — и что же? У всех комнат на крыше было отверстие для дыма, а у одной не было.

Он пробил отверстие и спустился в комнату, и — что за диво! — там он нашел две стрелы, лук и рыболовную сеть. И больше ничего. Выло­мал он замазанную глиной дверь и вышел наружу. Придя к матери, он пристал с расспросами:

— Мать! Почему ты замазала глиной эту дверь? Что это за охотничья снасть? Кем был мой отец? Почему ты никогда не рассказывала мне о его ремесле?

Как ни старалась мать вывернуться, ничего не вышло. Ей ничего не оставалось, как ответить:

— Твой отец, сынок, был охотником. А спрятала я оружие и замазала глиной дверь по его завещанию. Не хотел он, чтобы ты пошел по его стопам. Ведь он сам не видел проку от этого ремесла и еле-еле сводил концы с концами.

— Нет, нет! — перебил сын мать. — Если сын не наследует ремесла отца, то он не мужчина!

На другой день с восходом солнца он перекинул через плечо лук со стрелами, взял тенета и двинулся в поле. Шел он, шел и остановился у родника. Здесь он расставил тенета, а сам сел в засаду, в заросли. Сидит он, глядит по сторонам и думает: «Вот сейчас буду я с добычей!»

И вдруг видит, откуда ни возьмись, бежит по степи газель. Подбежала она к роднику, напилась воды и тут увидела силок. Только подошла она поближе, как сын охотника натянул петли, и газель была поймана.

Газель оказалась очень красивой, шкура ее была украшена полосами и пятнами, и юноша ликовал. Обвязал он ей шею веревкой и повел в го­род. У городских ворот ему повстречался всадник. Подъехал тот поближе, увидел газель и поразился ее красотой. Спешился он и спросил:

— Ты продаешь эту газель?

Но сын охотника был смышленый юноша. Он ответил:

— Нет, не продаю.

— Продай, — стал настаивать тот, — я отдам все, что бы ты ни попросил.

— Не продам! — повторил юноша, а потом все-таки спросил: — А сколько ты дашь?

— Десять туманов.

— Не продам.

Всадник дошел до ста туманов, но юноша не соглашался. Тогда всадник с раздражением сказал:

— Ладно, пусть будет по-твоему! А чего ж ты все-таки хочешь?

— Хочу поднести газель шаханшаху и получить большой подарок.

— Будь ты проклят! — пробурчал всадник.

Подумать только! А всадник этот был не кто иной, как шахский везир правой руки.

Сын охотника шел, шел и пришел ко дворцу. Он сказал привратнику и фаррашам:

— Передайте шаханшаху, что явился охотник и привел газель удиви­тельной красоты.

Доложили они, и шах приказал:

— Введите.

Предстал сын охотника перед шаханшахом, поклонился низко и подарил газель. Шаханшах приказал:

— Передайте везиру, пусть немедленно явится.

Везир вошел. Узнал его сын охотника и призадумался: понял, что дело плохо. А шаханшах обратился к везиру:

— Скажи, чем же мы одарим этого охотника?

Везир ответил:

— Да буду я жертвой за тебя! Эта газель — самец. Надо бы приказать привести самку с такими же полосами и пятнами на шкуре. Тогда можно одарить охотника как угодно. Ведь самец в одиночестве зачахнет от тоски, если же ему достать подругу — все пойдет совсем по-другому.

Сказал шаханшах:

— А везир неплохо придумал. Ступай, юноша, приведи точно такую же газель, но самку. Тогда я вознагражу тебя.

Сын охотника поник головой и со слезами на глазах и горечью в сердце вышел из дворца. Расстроенный, вернулся он домой и прилег. А мать его стала ворчать:

— Тридцать лет твой отец занимался охотой и даже на хлеб не мог заработать. Умирая же, завещал спрятать от тебя охотничью снасть. Но я не сумела этого сделать... Посмотрим, чем все кончится.

Не поужинав, юноша заснул под ворчание матери. На другой день еще солнце не вышло из-за гор, как он собрал охотничьи принадлежности и двинулся в путь, в степь. Расставил он тенета у того же родника и спрятался в зарослях. Словом, что там долго рассказывать, — поймал он, как и в прошлый раз, газель — подругу вчерашней. То был самец, а это — самка. Газели паслись в этой степи и всегда бывали вместе.

Сын охотника был несказанно рад. Привязал он газель на веревку двинулся к городу. Дошел до городских ворот и опять встретил вчерашнего всадника — шахского везира. Всадник подъехал к юноше:

— Эй, юноша! Продаешь газель?

— Нет, не продаю.

— Сто туманов дам.

Короче говоря, дошел он до тысячи туманов, но юноша не согласился, а отправился прямо в царский дворец. Войдя, он низко поклонился ша­ханшаху и поднес ему газель-самку. Увидел шах газель, обрадовался:

— Чудесно! Ты привел прекрасную газель. Пусть войдет везир!

Вошел везир. Шаханшах радостно сказал:

— Говори же, везир, чем мы одарим его?

Пораскинул юный охотник умом и решил, что везир придумает новую хитрость. И в самом деле, везир сказал:

— Да буду я жертвой за вас! Жаль, если у шаханшаха, обладателя двух газелей с красивыми полосами и пятнами, не будет ласки. Пусть сын охотника принесет ласку, тогда мы подарим ему коня.

Шах сказал:

— Везир-то дело говорит. Пойди, юноша, добудь ласку. Тогда и будет тебе подарок.

И снова сын охотника покинул дворец со слезами на глазах и обидой в сердце. Придя домой, он не стал есть и сразу же заснул, удрученный заботами. А во сне увидел он пророка Хызра, который спросил его:

— Отчего ты так горюешь, юноша?

— Да буду я жертвой за тебя! К чему слова, когда и так все ясно. Два дня подряд ходил я на охоту и каждый раз ловил по газели. Отвел я их шахан­шаху, но он не вознаградил меня. Мало того, приказал он достать ласку.

— Не горюй, — отвечал пророк. — Завтра с восходом солнца отправляйся во дворец и скажи шаханшаху: «Вели дать мне два мана гороха и три мана изюма из кладовой везира. Если все это возьмут из запасов кого-нибудь другого, а не везира, то ласку поймать не удастся». Возьми с собой горох и изюм и, выйдя из городских ворот, начни их разбрасывать. Так иди, пока не дойдешь до родника в четырех фарсангах от города. Садись там и жди. Ласки будут приходить парами. Одну пару из них ты и принеси шаханшаху.

Рано утром юноша встал и отправился во дворец. Он попросил два мана черного гороха и три мана изюма, заявив:

— Все это должно быть выдано из личных запасов везира. Если же возьмут из кладовых кого-нибудь другого, то поймать ласку не удастся.

Дали ему все, что он попросил. Сын охотника все делал так, как велел ему святой Хызр. Как только вышел он из ворот, стал разбрасывать горох и продолжал это делать, пока не добрался до родника в четырех фарсангах от города. Там он заснул от усталости. А когда проснулся, видит — Аллах! — вся степь покрыта ласками. Каждая горошинка и изюминка по воле Хызра превратилась в пару ласок. Они шли вслед за ним, а теперь сгрудились все в одном месте.

Юноша отобрал лучшую пару ласок и вернулся в город. И опять у городских ворот он встретился с тем же всадником — везиром шаха. Тот закричал:

— Юноша! Ты не уступил мне газелей, так продай же мне ласок! Я отдам все, что тебе угодно, и похвалю тебя перед шаханшахом. Да еще посоветую дорого уплатить тебе за газелей. А для шаханшаха принесешь другую пару ласок.

Не согласился сын охотника, а везир пригрозил:

— Лучше не связывайся со мной, а то пожалеешь!

Пошел юноша во дворец к шаханшаху и отдал ему ласок. Посмотрел шах, удивился прекрасным ласкам и спросил:

— Везир, чем же мы одарим этого сына охотника?

Тот отвечал:

— Да буду я жертвой за шаханшаха, обладателя двух красивых газелей с пятнами и полосами и двух чудесных ласок. Жаль только, что у него нет трона из слоновой кости, скрепленного гвоздями из того же материала.

Приуныл сын охотника, понял, что везир этот не даст ему житья и все его труды пропадут даром. Шаханшах же, видя, что везир льет воду на его мельницу, сказал:

— Что ж, юноша, везир говорит правду. Даю тебе десять дней сроку. Ты должен раздобыть такой трон. Достанешь — отдам все, чего только твоя душа пожелает. Не достанешь — голова с плеч долой! Видит сын охотника — незачем сюда больше ходить, врученный, побрел он из дворца. Едва он дошел до дома, как упал без памяти и заснул мертвым сном. Опять увидел он во сне святого Хызра и давай жаловаться. А Хызр стал утешать его:

— Не горюй и не плачь. Пойди завтра утром во дворец и скажи пади­шаху: «Если тебе нужен такой трон, какого нет ни у кого на свете, то исполни, что я тебе скажу. Прикажи предоставить в мое распоряжение семьсот верблюдов, нагруженных вином везира. Отдай под мое начало всех кузнецов и столяров страны. Топоры и пилы пусть им дадут золотые, а кузнецам инструмент — серебряный. Пусть пять тысяч погонщиков нагрузят ослов и мулов съестными припасами и сопровождают нас. Все припасы надо взять из кладовых везира. Если, не дай бог, будет там хоть на грош имущества другого человека, то трон из слоновой кости не достать». После этого, — продолжал Хызр, — отправляйся в Индию, там и водятся слоны. В одной пустыне в Индии бьет ключ, а рядом с ним — озеро. Вели людям отвести воду из этого озера и тотчас вылить туда вино, привезенное на верблюдах. При этом надо запрудить ручьи, впадающие в озеро, чтобы вино не смешалось с водой. Слоны вместо воды напьются вина, опьянеют и упадут без памяти. Вот тогда ты и прикажи столярам и кузнецам убить слонов и изготовить трон из слоновой кости.

Туг сын охотника проснулся и от радости не мог заснуть до самого утра. Рано утром отправился он во дворец и попросил у шаханшаха все, что велел ему Хызр:

— Отдай в мое распоряжение семьсот верблюдов, груженных вином везира, всех столяров и кузнецов страны с золотым и серебряным инструментом. Нас должны сопровождать пять тысяч погонщиков мулов и ослов со съестными припасами. Все это должно быть взято из имущества везира. Тогда я раздобуду трон, которого желает ваше величество.

Падишах приказал дать юноше из казны везира все, о чем он просил. И отправился сын охотника со всем этим в далекую Индию. Он шел по пути, указанному Хызром, пока не добрался до родника и озера. Туг он приказал отвести всю воду из озера и вылить туда вино. Слоны по обыкновению пришли к озеру на водопой, но, напившись вместо воды вина, опьянели и упали замертво. Набросились на них столяры и кузнецы, поубивали и смастерили трон, о котором говорил шах. Потом покинули они Индию и двинулись обратно в Иран.

Шли они, шли и прибыли к воротам столицы. Здесь юноша сполна рас­считался с мастеровыми, продал вьючных животных и инструмент. Все это он обратил в деньги, а себе оставил лишь десять верблюдов, чтобы погрузить на них эти деньги. Потом юноша отпустил всех мастеровых, оставив только двести человек, чтобы донести трон. Деньги он отослал матери, а сам с мастеровыми, которые несли трон на плечах, отправился во дворец.

— Вернулся сын охотника с троном, который ты велел раздобыть, — доложили падишаху.

Обрадовался шах и сказал везиру:

— Встречайте его, введите его во дворец со всеми почестями.

Все, кто был во дворце, — придворные, вельможи и везиры — вы­шли встречать сына охотника. Вступил юноша в тронный зал в блеске и великолепии, а за ним внесли трон и установили его в зале. Шах воссел на него и спросил везира:

— Чем же вознаградим мы этого охотника?

Поцеловал везир землю и ответил:

— Да буду я жертвой за шаханшаха, средоточие вселенной, обладателя пары пятнистых и полосатых газелей, пары ласок и престола из слоновой кости, скрепленного такими же гвоздями! Жаль только, что не женат ша­ханшах на дочери царя пери. Если бы этот охотник смог привезти для шаха дочь царя пери, то любая награда была бы мала. Если же он не сможет этого, то пусть все пропадет даром. Ведь коли доставит он сюда дочь царя пери, то ты станешь падишахом над всеми людьми и джиннами.

Падишах в душе одобрил эти слова: «До чего же у меня хороший везир! Он только тем и занят, что думает о моем величии и могуществе». А сыну охотника сказал:

— Через десять дней ты должен доставить мне дочь царя пери. И тогда ты станешь моим везиром правой руки.

И на этот раз юноша вернулся домой со слезами на глазах, с горечью в сердце. От горя он почти не притронулся к еде и вскоре заснул. А во сне увидел святого Хызра и стал плакать.

— Ну, сынок, а на этот раз о чем слезы? — обратился к нему Хызр.

Он ответил:

— О пророк! К чему слова, когда все и так ясно?

— Не горюй, — сказал Хызр, — завтра пойдешь к падишаху и скажешь: «Десяти дней мало. Дай срок в сорок дней». Как выйдешь ты за городские ворота и пойдешь по степи, встретится тебе человек с чоуганом в одной руке и мячом — в другой. Вьет он чоуганом по мячу, мяч катится по степи, а человек догоняет его и снова ловит. Этот человек предложит тебе дружбу. Возьми его в спутники и отправляйся дальше. Пройдешь немного и увидишь старца, который стоит на одной ноге, а на плече держит целую скалу. Он тоже пойдет вместе с тобой. Затем ты подойдешь к реке шириной в два фарсанга. Чуть подальше русло ее сужается и вся вода уходит в землю через узкое отверстие. Попроси старика запрудить скалой реку в этом самом месте. Тогда из отверстия, в которое уходила река, выползут два муравья и также присоединятся к тебе. Муравьи начнут беседовать с тобой и дадут тебе пучок волос. Потом доберешься ты до города. Его жители голодают по вине одного человека, который пожирает всю муку на мельницах. Забери и его с собой. И только после этого ты прибудешь в город, где живет дочь царя пери. Тебе дадут пять поручений. Ты выполнишь их все с помощью своих спутников и добьешься своей цели.

Проснулся сын охотника и до утра не мог заснуть от радости. А рано поутру отправился во дворец. Падишах продлил срок до сорока дней, а юноша обещал, что, как только пройдут эти сорок дней, он привезет дочь царя пери. А не привезет — так голова с плеч долой.

Отправился сын охотника в путь. Вышел он в степь, видит, и прав­да — сидит на земле мужчина, протянув длинные-предлинные ноги, и держит в одной руке мяч, а в другой — чоуган. Бьет он чоуганом по мячу, потом бежит за ним на другой край пустыни и успевает подхватить этот мяч.

Подошел сын охотника, приветствовал его:

— Дружище, не хочешь ли быть моим спутником?

— Почему же нет? Пошли.

Отправились они вдвоем и встретились со старцем. Тот стоял на одной ноге и держал на плече скалу.

Подошел к нему юноша, приветствовал его и предложил:

— Отец, не хочешь ли быть моим спутником?

— Почему же нет?

Двинулись они втроем и так подошли к реке. Видят: большая, широкая река, а уходит в узкое отверстие.

Сын охотника предложил:

— Отец! Брось-ка скалу в эту реку и поверни воду в пустыню.

Старец сбросил в отверстие скалу с плеча, и вода потекла в пустыню.

А из отверстия выползли два муравья. Они заговорили:

— О сын охотника, салам алейкум!

Ответил юноша на приветствие, а муравьи дали ему пучок волос и сказали:

— Коли будет тебе трудно — спали один волосок, и мы тотчас явимся.

Пошли они дальше и пришли к какому-то городу. Видят: все люди там бледные и худые, лица ни на ком нет. Обратились путники к первому встречному и спросили:

— Почему жители этого города такие бледные и истощенные?

А тот отвечает:

— Здесь появился какой-то человек. Он пожирает все съестное, что появляется в городе. Стоит только смолоть на мельнице зерно — он уж туг как тут! Так и слижет языком всю муку прямо с жернова.

— Покажите-ка мне этого человека! — попросил юноша.

Забрал он его с собой, и отправились они вчетвером. Шли они, шли

И наконец прибыли в город, где жила дочь царя пери. Посмотрел юноша и видит: у городских ворот высится несколько пирамид из человеческих черепов. Спросил он:

— Почему эти пирамиды сложены из черепов?

Ему ответили:

— Уже тысячи юношей сватались к дочери царя пери. Девушка дает им несколько поручений и говорит: «Я выйду замуж за того, кто сумеет их выполнить. А не выполнит — так велю отрубить голову и уложить в пирамиду».

Сын охотника молвил: «Да поможет нам Аллах» — и вошел в город. Прибыв к дворцу девушки, он попросил разрешения войти. Когда ввели его, девушка сказала:

— О юноша! Разве не жаль тебе своей молодости? Ведь ты' вступил на опасный путь! Знаешь ли ты, за каким делом пришел? Разве не видел сложенные из черепов пирамиды?

Юноша ответил:

— Да буду я жертвой за тебя! Видел я пирамиды и знаю, куда пришел. Я явился, чтобы посватать тебя за иранского шаха и увезти.

— Не будет так, — отвечала девушка, — ты вернешься ни с чем!

Слушай же дальше. Своих спутников юноша оставил на расстоянии

Фарсанга от города: и того, что с чоуганом, и того старика, который держал на плече целую скалу, и обжору, заставившего голодать целый город, сам же остался один.

Солнце уже склонялось к закату, когда царская дочь сказала ему: — У меня есть несколько поручений. Во-первых, найди человека, который отвезет от меня послание к шаху Ирана и на заре вернется с ответом. Во-вторых, сумей до рассвета разобрать и засыпать отдельно в три закрома три тысячи манов пшеницы, ячменя и проса, которые я велю смешать вместе. Третье дело такое: в фарсанге от города стоит крепость, которую построил в давние времена чародей Бахман. По окружности она тянется на целый фарсанг, у нее тысяча и одна башня, высотой в тысячу локтей каждая. Отыщи-ка человека, который за ночь снесет эту крепость до основания. А четвертый мой приказ — приведи человека, который съест за ночь тысячу четыреста баранов, тысячу лепешек и тысячу манов вареного риса.

Подумал сын охотника немного и ответил:

— Хорошо, будет сделано.

Потом они уселись и стали беседовать. Прошла часть ночи, и юноша сказал:

— А написала ты письмо к шаху Ирана? А то я хочу его отправить и получить ответ для тебя.

Девушка взяла калам, составила письмо к иранскому шаху и отдала юноше, он в свою очередь отдал его человеку с чоуганом и сказал:

— Любимый друг мой! Прошу тебя, вернись с ответом до рассвета.

Девушка тем временем велела смешать по тысяче манов пшеницы,

Ячменя и проса в одном закроме. Затем она обратилась к юноше:

— До утра пшеницу, ячмень и просо нужно отделить друг от друга и засыпать в отдельные закрома.

— Хорошо, будет сделано, — ответил сын охотника.

А девушка тотчас вызвала главного повара и приказала:

— Сию же минуту изжарить тысячу четыреста баранов и сварить в масле тысячу манов риса! Держать все это наготове!

Сын охотника в тот же миг сжег один волосок из того пучка, что дали ему муравьи. И что же? Перед ним и правда появились два муравья и приветствовали его. Юноша взмолился:

— Друзья мои! Времени мало, а дел много. До утра нужно отделить друг от друга пшеницу, ячмень и просо и засыпать в разные закрома.

— Это пустяки! — ответили муравьи. — Зачем так торопиться? Здесь работы всего на час.

Они немедленно созвали всех муравьев тех мест, и часу не прошло, как пшеница, ячмень и просо были отделены друг от друга.

Тут к царской дочери вошел повар и доложил:

— Все, что ты приказала, готово.

Обернулась девушка к охотнику:

— Господин! Пусть придет твой человек и съест все кушанья.

Вышел юноша и привел человека, заставившего голодать целый го­род. Он усадил его, говоря:

— О Али! Садись, ешь.

И тот уничтожил все, что только было приготовлено. Юноша и девушка между тем приятно проводили время за беседой и вином. Вдруг из кухни раздались громкие крики. Девушка спросила у главного повара:

— Эй, дядя, что там случилось?

Тот поклонился и ответил:

— Живительный человек! Он сожрал все, что мы сварили, и еще просит. Он клянется, что не наелся.

Девушка сказала:

— Клянусь Аллахом, ты победил, сын охотника!

Юноша знал это заранее, но он хотел, чтобы царская дочь сама свои­ми глазами убедилась во всем, и они вместе пошли на кухню.

Не успели они вернуться в покои девушки, как явился с ответом гонец, отправленный к шаху Ирана. Девушка знала почерк иранского шаха и, как только раскрыла письмо, признала его руку. А юноша предложил ей:

— Пойдем посмотрим теперь, что стало с пшеницей, ячменем и просом.

Пришли они, видят, что пшеница, ячмень и просо лежат в отдельных закромах, как того требовала царская дочь.

Осталась крепость, которую надо было разрушить до утра. Но юно­ша еще вечером попросил того человека со скалой на плече снести кре­пость. А сам приятно проводил время за вином и беседой. И вот выбрал он минуту и предложил:

— Посмотрим, что с крепостью.

Вышли они из города и зашагали. Вдруг видят: человек, который дол­жен был разрушить крепость, спит мертвым сном и храпит так, что на небесах слышно. Растолкал юноша старика, тот вскочил, огляделся по сторонам и направился к крепости. Поддел он ее плечом, поднял на двести локтей и отбросил на полфарсанга. Раздался страшный грохот, на десять фарсангов вокруг земля зашаталась. Все думали, что произошло землетрясение.

Увидев такой оборот дела, царская дочь дотронулась до плеча юноши и воскликнула:

— Хвала тебе, ты достоин всех благ!

Они вернулись в город и провели целую неделю за вином и беседой. Через неделю юноша приказал собираться в Иран. Богатый и величественный караван двинулся в путь.

Когда до столицы остался один переход, шаханшаху Ирана сообщили:

— Сын охотника подъезжает во главе богатого каравана. Готовься к встрече.

Падишах приказал всем везирам и придворным встретить сына охот­ника и дочь царя пери. Юноша и царская дочь торжественно вступили в столицу. Целую неделю праздновали их прибытие. Потом шах вызвал везира и спросил:

— Этот сын охотника выполнил много моих поручений. Как же подобает наградить его?

Везир ответил:

— Если шаханшах, обладатель пары прекрасных газелей, пары ласок, трона из слоновой кости, взявший в жены дочь царя пери, — если такой государь будет знать кое-что, то не будет на земле равного ему по величию и мощи.

Падишах опять спросил:

— А что это за «кое-что», которое я должен знать?

Везир, не долго думая, молвил в ответ:

— Ты, конечно, знаешь, что везиром его величества твоего отца был мой отец. И если Аллах, слава ему, через этого юношу устроил другие наши дела, то неплохо бы нам знать, как поживают на том свете его величество, твой покойный отец, и мой отец. Этот сын охотника дол­жен привезти с того света письмо о том, что они там делают. А уж после этого вели украсить город и справить свою свадьбу с дочерью царя пери.

Видит падишах: ладно он придумал. Ведь неплохо получить весть от покойного отца. Обратился он к сыну охотника и говорит:

— Ну, юноша, везир дело говорит. Нужно в кратчайший срок привезти с того света письма от моего отца и его отца. Или хотя бы только от моего отца. Сын охотника после некоторого раздумья ответил:

— Очень хорошо! Завтра принесу вести от них. А сейчас пойду готовиться к путешествию на тот свет.

Вернулся юноша вечером домой и занялся приготовлениями в трудный путь с помощью святого Хызра. Стал он жаловаться матери на свою долю: — Слава Аллаху, у меня теперь есть все. Но, увы, у этого легковерного шаха коварный везир. Он все время вредит мне, то и дело выдумывает новые козни.

И он рассказал матери обо всем от начала до конца: о полосатой и пятнистой газели, о ласке, о троне из слоновой кости, о дочери царя пери — и добавил:

— А теперь он такое от меня требует, что не под силу ни одному чело­веку. Придумал, чтобы я привез письма от их отцов с того света.

Помолчала мать, подумала, а потом сказала:

— Ох, сынок! Если ты исполнишь это желание, он придумает что-нибудь новое. Уж лучше ты сам что-нибудь придумай!

Сын лег в постель, только было ему не до сна. После долгих раздумий он решил избавиться от шаха и его везира. Встал он утром, пошел во дворец и попросил:

— Прикажите десять дней возить дрова на тысяче верблюдов и складывать их за городскими воротами.

Падишах согласился и велел, чтобы тысяча верблюдов десять дней возили дрова. На десятый день к вечеру юноша велел привести всех плотников страны. Явились плотники и по указанию сына охотника воздвигли на дровах трон. Юноша явился к шаху и сказал:

— Пусть все воины и вельможи выйдут за городские ворота.

Исполнили это. Вместе с придворными и войском явились музыканты и певцы. Тогда сын охотника обратился к шаху:

— Ваше величество, вам нужно вместе с везиром подняться на трон и сесть там вдвоем. Туда я и принесу письма ваших отцов.

Падишах и везир поднялись наверх, сели на трон. Сын охотника поднялся за ними и попросил шаха:

— Прикажите певцам и музыкантам играть и петь, а воинам и вельможам пить вино за здоровье вашего величества. Скоро прибудет письмо.

Падишах по указанию юноши повелел:

— Певцы и музыканты! Играйте и пойте. Воины и вельможи! Пейте вино. Тут сын охотника спустился вниз и велел, чтобы дровяную гору подпалили с четырех сторон. Шах и везир сгорели в пламени и сами отбыли к своим родителям.

А сын охотника направился во дворец и воссел на шахский трон. Он приказал семь дней украшать город, а потом сыграл свадьбу с дочерью царя пери. Он стал одним из лучших царей мира, так как испытал превратности судьбы, вкусил и зной и холод. Да исполнятся наши чаяния так же, как исполнились желания сына охотника.




Получить подарок Получить подарок Поздравляем! Вы дочитали до конца, и компании такси UBER и Gettaxi дарят вам по 300 рублей на первые поездки. Пройдите по ссылке, чтобы получить свой подарок:
Получить 300 рублей от UBER! Получить 300 рублей от Gettaxi!